http://ficbook.net/readfic/1512570 65 страница

- Фрэнки сегодня исполнилось девятнадцать, - напомнила ему мама.

- Да, я знаю, но… эм… ладно, неважно.

Рэй и Боб приехали вместе. Торо был в образе индейца, и его костюм мы смогли рассмотреть тщательнее благодаря тому, что в гостиной мамы был камин. Довольно высокая температура воздуха в комнате позволила ему избавиться от свой тяжелой теплой куртки, представляя нашему взору его практически голый торс, прикрытый только расстегнутым коричневым кожаным жилетом с бахромой по краям. Потертые вельветовые штаны со вставленными такими же кожаными полосками дополняли образ. А Боб… Боб был пожарником, со шлемом и мотком шланга, перекинутым через плечо. Я понятия не имел, где мой друг взял униформу, но она была настоящей.

- Разве не у всех индейцев прямые волосы? – рассмеялся Майки, поддразнивая Рэя, чье афро было аккуратно перетянуто лентой с перьями.

- Разве не все птицы летают? – в тон ему ответил Рэй.

- Кто сказал, что я не могу?

- Тогда продемонстрируй!

- М-майки, ты можешь летать? Я п-пробовал, но не п-получилось, только з-задницу набил, - и хотя я надеялся, что последний комментарий Фрэнки не имел места быть, я быстро в этом переубедился, судя по тому, как мальчик потирал вышеупомянутую часть тела.

- О, он полетит… если я довольно сильно пну его под зад, - Алисия вновь выглянула из-за плеча своего парня.

- Заткнись, мешок блох.

- Не умничай, перьевой шарик!

Внешний вид Рэя и Боба внезапно привел меня к открытию, которое отвлекло от стандартного препирательства Алисии и Майки.

- О мой бог, «Деревенские люди»**!

- Что? – Рэй, говорящий до этого с Фрэнки о компакт-дисках, неуверенно посмотрел на меня.

- Я только сейчас это понял! – рассмеялся я.

- Ты понял… что? – скептически уточнил Боб.

- Подождите… вы не договаривались заранее, как одеваться?

- Нет, - ответил Рэй. – Боб позвонил мне, спросил, не нужно ли меня подвезти, но мы ни словом не обмолвились о своих костюмах.

- О, ну тогда это еще круче! Не планируя этого специально, мы обзавелись двумя членами группы «Деревенские люди»!

- У «Деревенских людей» вообще-то не было пожарника… - подметил Торо.

- Ну… - я наклонил голову, задумавшись. Я на автомате связал эти костюмы, выглядевшие чересчур по-стриптизерски с образом не очень мужественных мужчин. Так что определённо – «Деревенские люди». – Ты прав. Но у них точно была песня «Пожарник»! Так что несложно представить в их составе еще одного дополнительного участника в таком виде!



- Меня интересует другое… откуда ты столько о них знаешь? – нахмурился Боб. – Нет, подожди, не говори мне.

- Ч-что за деревенские л-люди? – спросил Фрэнки.

- Одна старая гейская группа, состоящая из геев, которые одевались в очень гейские наряды, пели очень гейские песни и танцевали очень, эм… думаю, ты понял, - объяснил мой брат.

- Если… если они г-геи, то тогда они к-классные! – сделал разумный вывод Фрэнки.

- Так и есть! Чуть позже я найду у мамы их кассеты, вы послушаете этих парней, ну а потом мы заставим Боба и Рэя танцевать! – я хлопнул в ладоши, ведя себя как взволнованный, предвещающий какое-то очень важное событие вампир. Должно быть, я выглядел странно.

- Д-да, а я буду т-танцевать с ними!

- Ни за что! – одновременно выкрикнули Боб и Рэй.

- Нас больше, так что мы победили. Вы будете танцевать, - заключил я.

Фрэнки уже начал уничтожать запасы печенья в форме тыквы, когда мы услышали пронзительный автомобильный сигнал. Мама посмотрела в глазок и ахнула.

- Скорее все на улицу, вы должны это видеть!

«Бездомно-Мобиль» был припаркован перед домом, только смотрелся совершенно не так, как обычно. Как и все мы, фургон был «наряжен» по случаю праздника и… выглядел как импровизированный пиратский корабль. Доски, балки и гвозди, прорисованные на специальной бумаге, имитирующей дерево, полузакрашенные окна, превращенные в круглые иллюминаторы, пластмассовый якорь сбоку и огромный черный флаг с известным символом – череп и скрещенные кости, воткнутый в цветочный горшок, который держался на крыше автомобиля.

- СПУСТИТЬ ЯКОРЯ! – прокричал кто-то изнутри хриплым голосом. Мы все были заворожены предстоящим зрелищем, с нетерпением ожидая увидеть команду судна. Я уже не был уверен, что после этого дня Фрэнки сможет промолчать хотя бы минуту.

Все парни, кроме Энтони, вышли наружу, представ перед нами, естественно, в образе пиратов, в похожих костюмах, но отличающиеся друг от друга какими-нибудь мелкими деталями. Пол был скромной версией Капитана Хука, во вьющемся длинном парике и с неповторимым крюком на правой руке. Левый глаз Тревора был закрыт черной повязкой, а несколько его зубов были закрашены черным, что выглядело так, как будто он потерял их в какой-нибудь заварушке. Главная особенность Грега заключалась в поддельной деревянной ноге. На самом деле это была просто толстая ветка, прижатая к передней стороне черного носка, приклеенная к нему клейкой лентой и частично скрытая под штаниной Грега. Его образ дополняли красная яркая бандана и большие серьги. Джейк до такой степени спутал копну своих от природы длинных волос, что я невольно засомневался, сможет ли он когда-нибудь их распутать. Кроме того, у него был большой шрам, пересекающий глаз, и золотой зуб.

Виктор появился последним, демонстрируя свое неприступное выражение лица, к которому мы все уже так привыкли. На его ногах были высокие сапоги с огромной металлической пряжкой и свободные парадные штаны, закрепленные сверху смехотворно широким поясом. Ничего такого, что очень сильно отличало бы его от нарядов других парней, но вот верхняя часть костюма давала понять, какой сильный он испытывал дискомфорт. Я понял, кто был инициатором всего этого, когда посмотрел на Пола, сложившегося пополам от смеха. Рубашка Виктора была розовой, с широченными рукавами и пышными оборками на груди. Его глаза оказались подведены сильнее, чем у остальных коллег по группе, а на плече сидел глупый плюшевый попугай.

- Не говорите… ни… слова, - предупредил он.

- О, да брось, Вик! Я ведь сказал, это все, что я смог найти! – продолжал смеяться Пол.

- Почему ты тогда сам это не надел?

- Потому что это единственные вещи, которые подошли тебе по размеру, дорогой, - поддельным женским голосом проворковал Пол и успел отбежать в сторону прежде, чем клавишник смог бы его ударить.

Фрэнки был поражен, словно загипнотизированный он ходил от пирата к пирату, изучая каждую их деталь как руками, так и глазами. Он даже не спрашивал о подарках, увиденного было достаточно. Как раз в тот момент, как мальчик взобрался на спину к Грегу, он вдруг заметил, что кое-кого не хватало.

- А г-где мой п-папа?

- Верно… где, черт возьми, Энтони? – с таким же любопытством спросил я.

- Леди и джентльмены… встречайте капитана Тони Айеро! – торжественно объявил Грег.

- Свистать всех наверх! – наконец нам явился Энтони в образе Джека Воробья. Пиратская шляпа, парик из многочисленных косичек и бусинок и все другие аксессуары. Длинный плащ был заменен черным кожаным, но даже при небогатом воображении очень походил на оригинальный. Я даже подумал, хотя по определенным причинам, конечно же, не мог этого озвучить, что Тони смотрелся довольно горячо. Для меня не было большой неожиданностью такие мысли, так как они с Фрэнком все же были очень похожи.

Фрэнки сполз со спины Грега и бросился к отцу.

- П-папа, ты выглядишь п-потрясающе!

- С днем рождения, компаньон! – поприветствовал его Тони.

- К-как ты меня н-назвал?

- Неважно. С днем рождения, сынок! Ты самая симпатичная птица, которую я когда-либо видел! – он взял Фрэнки за руку, и мы все вместе направились в дом, оставляя на улице любопытных соседей, собравшихся вокруг нашего сада.

- Чертовски хорошая идея, не правда ли? – не обращаясь ни к кому конкретному, проворчал Виктор. – Расклеить и разукрасить фургон во всю эту ерунду, и теперь он весь будет в разводах и пятнах, и кому, спрашивается, придется его вычищать? О, ну конечно, как всегда – мне! Весело проведите время, а Виктор потом за вами приберет.

- Мне кажется, или против тебя тоже устроили заговор, дружище? – Майки с сочувствующим видом похлопал его по спине. Без преувеличения, у них были похожие выражения лиц. – Фургон, твоя одежда…

- Да, это ведь очевидно, - простонал мужчина.

- Ну, нас хотя бы двое… посмотри, во что моя девушка заставила меня нарядиться! Это несерьезно!

- Хэллоуин и есть предполагаемо несерьезный праздник, милый, - исправила его Алисия.

- Но Эл… гребаная желтая птица! И соседи меня видели! Как я им завтра в глаза посмотрю после такого? Ты сделала это нарочно, женщина!

- Женщины, как и друзья-геи – настоящие исчадия ада, я тебе говорю, - философски подметил Виктор. – Им только и дай поставить нас в неловкие ситуации.

- Мам, ты уверена, что Майки тоже сын Дональда? – спросил я.

- Конечно! А в чем дело?

- Ах, ну хорошо. Просто я бы не удивился, если бы ты сказала, что когда-то у тебя была интрижка с Виктором.

- Джерард! – строго проговорила она, возвращаясь на кухню. Я не смел взглянуть на Виктора, уверенный, что он явно не обрадуется тому, что я высмеял его, так же, как и моего брата.

Уже немного позже, после бесконечной болтовни и танцев, когда мы с Донной пополняли запасы сладостей, к нам подошел Фрэнки.

- М-мама, все сюрпризы уже з-здесь?

- Я думаю, да, детка, - вместо нее ответил я. – Тебе нравится твоя вечеринка?

- Д-да! Очень, очень, очень с-сильно! Лучший Х-хэллоуин и лучший день р-рождения!

- Есть еще один сюрприз, - неожиданно добавила мама.

- Эм… что? – я понятия не имел, о чем она говорила - собрались уже все гости.

- Джерард тоже об этом не знает, в курсе только Рэй и я, - продолжила она.

- Что за сюрприз, мам? Скажи мне!

- Ты сейчас очень похож на Фрэнки… - издевательски пропела она.

- О, ну хватит. Скажи!

- А вот и он! – Донна указала на дверь как раз в тот самый момент, когда в нее позвонили. Фрэнки сразу же бросился открывать, но мы не отставали от него ни на шаг.

Мы были встречены низкой, немного полноватой женщиной, одетой в старомодное черное платье, доходящее ей до пят. Ее образ дополняли обувь на высоком каблуке и большое количество браслетов и ожерелий. Рыжие волосы были собраны в пучок, а лицо скрывалось за белой маской с крыльями бабочек возле глаз и блестками по всей поверхности. По слегка морщинистой коже на ее руках, я предположил, что женщине было около шестидесяти лет.

- Добро пожаловать! – приветливо улыбнулась мама. Я стоял неподвижно в ожидании разоблачения. Фрэнки не произносил ни слова, застыв на месте и уставившись на таинственного человека.

- С днем рождения, Фрэнки, - сказала она.

__________________

* Снупи и Вудсток - герои комикса Peanuts, пес Снупи и птичка по имени Джонотан Ливингстон Вудсток.

** "Village people" - американская диско-группа. Помимо прочего, данный коллектив запомнился сценическими костюмами, среди которых полицейский, индеец, ковбой, строительный рабочий, байкер и морской пехотинец. Первоначально создавалась как группа, ориентированная на гей-аудиторию, но со временем стала одним из самых популярных музыкальных коллективов конца 1970-х годов (википедия). Кстати, их песня "Y.M.C.A." действительно довольно известная, может быть вам она и знакома.

========== CHAPTER 66 ==========

Say the deeper the river, then the stronger the love.

Your eyes don't lie to me, and your smile is worth its weight in gold.

This life...this life aches, and this life moans.

This life...this life is great, and it's better when you're not alone.

- Г-грейс? – прошептал Фрэнки, удивленно смотря на женщину, все еще придерживающую дверь открытой. Она стянула маску, и теперь ничего не скрывало добрые черты ее лица. Это было одно из тех лиц, которое незамедлительно давало вам понять, что напротив вас стоит человек, вызывающий исключительно хорошее впечатление. Ее яркие серые глаза заставляли вас чувствовать себя спокойно, они говорили о любви и заботе. Мелкие морщинки, окружающие их, рассказывали о миллионе историй и также были безмолвными свидетелями бесчисленных мягких улыбок. Женщина была ярко накрашена, но несложно было предположить, что такое количество косметики требовал лишь ее образ. Я мысленно вообразил ее лицо чистым, с естественной красотой, не затронутой временем. Эта женщина оказалась точно такой, какой я ее себе представлял по голосу из телефона и по глазам Фрэнки, когда он говорил о ней.

Конечно, я был удивлен ее появлением, но Фрэнки и вовсе казался шокированным. Он моментально побледнел, выглядя так, как будто не дышал. Его губы медленно шевелились, но с них не слетало ни единого звука. Мы все до единого взволнованно уставились на мальчика, не способные пошевельнуться, когда он сделал несколько шагов назад и опустился на пол, жадно вдыхая воздух открытым ртом. Эмоции накрыли его с головой, переполняя, и лишь в этот момент я понял, что он скучал по медсестре намного сильнее, чем когда-либо в этом признавался.

Грейс уронила свою сумку и бросилась к Фрэнку, подхватывая его на руки за миг до того, как он окончательно потерял бы сознание.

- О боже мой, я так глупа… я должна была предупредить его, что приезжаю, - она подняла его с такой же удивительной легкостью, как делала это моя мама, и села на стул, который я принес, держа Фрэнки на коленях, словно маленького ребенка.

- Не вините себя, Грейс, мы с Донной много говорили и… на самом деле, это была моя идея держать все в секрете, - словно извиняясь, произнес Рэй. – Кстати, рад с вами познакомиться.

- И я очень рада, Рэй, я узнала тебя по волосам со слов Фрэнка! – она добродушно улыбнулась моему другу, прежде чем вернуть внимание к мальчику, который медленно приходил в себя. – Ты в порядке, Фрэнки?

- Малыш, как ты? – я опустился на колени, касаясь щеки своего парня. Энтони также подошел ближе, задавая те же вопросы с испуганным выражением лица и заправляя выбившиеся из-под «птичьего» колпака пряди волос Фрэнки. Он, наконец, поднял голову, оглядывая каждого из нас, а затем посмотрел на Грейс. Мальчик казался смущенным, но его абсолютно ясный взгляд говорил о том, что он был в порядке.

- Выпей немного воды, птенчик, - моя мама протянула ему стакан, сама прижав его к губам Фрэнки, так как тот никак не реагировал. – Вот так… не торопись.

- Я думаю, ему уже лучше. Как ты, ребенок? – спросила Грейс. Фрэнки практически не моргая уставился на нее, слезы, текущие по его щекам, размазали красные тени почти по всему лицу.

- С-скучал по т-тебе… так с-сильно скучал, - с рыданием произнес он, цепляясь за женщину так сильно, что я боялся, что они оба свалятся со стула. Он так и застыл на месте, обвив руки вокруг шеи своего постоянного защитника, опустив голову на ее плечо. Никаких слов, Фрэнк все еще не был готов что-то говорить. Ему просто нужно было снова почувствовать то знакомое объятие, которое успокаивало его в течение десяти лет.

Мы ждали, уважая их право на этот трогательный момент, но уже через несколько минут мы все буквально умирали от желания поговорить с известной Грейс. Медсестра приберегла мои нервы, решив начать разговор первой. Фрэнки не менял своего положения, не шевелясь ни на миллиметр, и я уже не был уверен, пришел ли он в себя окончательно.

- Фрэнки сделал хороший выбор, ты очень симпатичный вампир, Джерард.

- О… эм… спасибо, - я знал, что покраснел в тот же самый миг, а хихиканье моего брата только подтвердило это. Даже при том, что совершенно точно было ясно, что Грейс полностью принимала наши с Фрэнком отношения, видеть ее прямо перед собой было настоящим шоком. Я чувствовал себя странно, становясь ужасно застенчивым. – Вы такая, какой я себе вас и представлял.

- Это хорошо или плохо? – подшутила она, замечая мое смущение.

- Конечно, хорошо! Вы похожи на великого человека, и я знаю, что так и есть.

- Спасибо, Джерард, - женщина замолчала, и ее глаза, которые она вытерла пару минут назад, снова наполнились слезами. – Огромное спасибо за то, что ты сделал для Фрэнки и… спасибо за то, что любишь его.

- Вы не должны благодарить меня за это, - глубоко вздохнув, ответил я. – Я не мог игнорировать свою любовь к Фрэнки, она обязана была случиться, и никогда в жизни я не был счастлив так, как сейчас. Это я должен благодарить вас за то, что заменяли ему мать, когда у него никого не осталось.

- О, ну это тоже обязано было случиться! С первого же дня, как я увидела его, когда ему было восемь лет, я поняла, что он нуждался в ком-то, кто заботился бы о нем больше, чем о других. Его бабушка плакала, собирая все мужество, чтобы сделать то, что она должна была сделать. Фрэнки хватался за ее руки, смотря на нее потерянным взглядом, находясь под успокоительным, доза которого была больше, чем та, в которой нуждался такой маленький ребенок. А потом… он посмотрел на меня и сказал: «Кто ты? Где мой дом?». Он разбил мне сердце, но в тот же момент покорил его, - женщина никогда раньше не упоминала детали их первой встречи. Я представил в голове эту сладко-горькую сцену.

Я услышал, как кто-то плакал позади меня. Когда я обернулся, то увидел Тони в объятиях Грега и большое влажное пятно на пиратской рубашке барабанщика. Глаза всех находящихся в комнате блестели от слез. Я подумал, что все-таки будет лучше сменить тему, в конце концов, мы собрались на вечеринке, поэтому не должны были плакать. И кстати, меня все еще очень интересовал заговор, устроенный за моей спиной, который вовлекал в себя Грейс, Рэя и мою маму, так что новая тема всплыла сама по себе.

- Грейс, почему я не знал, что вы приезжаете? Когда вы вообще это решили? – с сомнением спросил я. Женщина посмотрела на мою маму, и они обе засмеялись.

- Я ведь говорила вам, что он с ума сойдет из-за того, что был не в курсе! – мама закатила глаза, расставляя несколько блюд на столе. – Джерарду никогда не нравилось быть в стороне.

- Да дело не в этом! Я просто… я думаю, что в этом случае вы должны были поставить меня в известность, - возразил я.

- Ну, хорошо, - начала Грейс. – Однажды, когда тебя не было дома, я позвонила вам, чтобы поговорить с Фрэнки. Он спал, поэтому Рэй вкратце рассказал об устраиваемой вечеринке в честь дня рождения. Он спросил, есть ли у меня возможность приехать к вам, так как Фрэнки очень по мне скучает. Я ответила, что мне очень нравится эта идея, и я обязательно попробую вырваться, хотя мой начальник никогда особо не шел на уступки. Но несколько дней назад кое-что произошло – я позже рассказала об этом Донне, в общем, у нас сменился директор. Дело в том, что… мои коллеги знали, как сильно я хотела снова увидеть Фрэнки, поэтому настояли, чтобы я поехала. Они поговорили с новым директором и выбили мне три дня. Они даже купили мне авиабилеты!

- О, ничего себе. Вас, кажется, действительно там очень любят и ценят! Но как вы все это устроили? Когда? – продолжал расспрашивать я, тайно признаваясь себе в том, что ревновал. Как я сам до этого не додумался?

- Рэй дал мне свой номер, так что я позвонила ему позже. Потом со мной связалась Донна и сказала, что я могу остановиться у нее, - объяснила Грейс.

- Но… где вы были весь сегодняшний день? И почему все-таки не рассказали о своем приезде мне? Нет, серьезно! Я был бы только рад такой новости… я, возможно, смог бы вам чем-нибудь помочь! Рэй, это было слишком важно, чтобы не говорить мне, чувак! Мам… а ты? Разве ты тоже не должна была узнать мое мнение по поводу этого сюрприза? Я…

- Джерард! – перебила меня мама. Даже несмотря на то, что она не кричала из-за Фрэнки, она все равно смогла вложить в свои слова столько строгости, что они произвели тот же самый эффект. – Помолчи уже. Из-за тебя у бедной дамы разболится голова! Мы так решили и точка. Если бы мы поставили тебя в известность, то возник бы риск, что ты поддался бы настойчивости Фрэнки и все бы ему рассказал. И поступили ли мы правильно… что ж, уже поздно что-то менять. Так что, пожалуйста, вместо того, чтобы разглагольствовать, лучше представь всем Грейс. Ты ведешь себя невоспитанно, сын.

- Ох, простите, - смущенно пробормотал я, признавая, что мама была права. – Грейс, это – Джек Воробей… то есть, я имею в виду… Энтони, отец Фрэнки.

- Я рад, наконец, познакомиться с вами, мэм! Еще приятнее мне от того, что вы были частью жизни моего сына. Я думаю, что главным образом именно благодаря вам он вырос таким добрым и заботливым мальчиком, - проговорил Энтони, поднимаясь и целуя ее в щеку. Должно быть, это был очень важный и ответственный для него момент – встретить женщину, которая имела возможность делать то, что не мог он, а именно, видеть, как растет Фрэнки, помогать ему, чему-то учить и дарить свою любовь.

- Прошу вас, зовите меня просто Грейс. И я должна признаться, у меня были сомнения, когда я узнала, что Джерард отыскал вас, но эти сомнения постепенно рассеивались, стоило мне только поговорить с Фрэнки. Теперь, когда я познакомилась с вами, хоть и в вашей пиратской версии, я могу сказать, что вы хороший человек и отец, я вижу это в ваших глазах. И боже мой, вы с ним так похожи!

- Я знаю, спасибо, - ответил Тони, не найдя других слов. Он оказался внезапно очарован видом своего сына, мирно играющего с рыжей прядью волос, выбившейся из хвоста Грейс.

Когда я представлял Грейс своих друзей и семью, Фрэнки поднял взгляд, наблюдая за нами. Он ничего не говорил, но улыбался и даже хихикал на некоторых шутках, которые мы отпускали.

- Эй, привет, - окликнула его Грейс. – Чувствуешь себя лучше?

- Д-да, все хорошо. В-видела костюмы? Все т-такие… такие к-классные! – он указал на присутствующих, ведя себя уже намного энергичнее и живее.

- Да, они потрясающие! Но хочу отметить, только без обид, твой костюм лучше всех!

- Д-донна его сделала! Она… она т-теперь моя мама, но… - засомневался мальчик, - ты тоже м-моя мама. Эм… у меня в-вроде два папы, а у меня м-может быть и две м-мамы?

- Я совершенно не возражаю, милый. К тому же, Грейс была твоей мамой намного дольше, - моя мама поцеловала его в висок.

- Я думаю, ты имеешь полное право иметь две мамы, - согласилась Грейс, целуя Фрэнки в другой висок. Я видел, что их жест не был преднамеренным, поэтому разглядел в нем нечто большее – голова Фрэнки получила любовь от двух названных матерей, в то время как биологическая мать могла лишь только причинять этой голове вред.

- К-круто!

- А теперь дай я рассмотрю тебя получше, - женщина пробежалась по нему взглядом, отчего мальчик только вопросительно посмотрел на нее.

- Ч-что?..

- Помимо костюма птицы, который просто восхитителен, я думаю, ты стал еще симпатичнее с последнего раза, как я тебя видела. Да-да, определенно! Тебе очень идут очки, и волосы стали намного длиннее!

- Т-тебе нравится? – спросил Фрэнки.

- Конечно! Они такие блестящие и мягкие! Но… есть еще кое-что… то, что заставляет тебя выглядеть совсем по-другому, - медсестра с задумчивым видом посмотрела на него. Фрэнки резко покраснел, а его лицо заметно огорчилось.

- О, я з-знаю! Это п-потому что я теперь т-толстый, да?

- Что? Нет, ребенок! Для начала… ты совсем не толстый. Я вижу перед собой здорового и очень красивого мальчика. Вот, что значит быть толстым, - она указала на себя, смеясь.

- Н-нет, ты не т-толстая!

- Нет? Ну тогда тут таких и вовсе нет. Так или иначе, я имела в виду не это, когда говорила, что ты выглядишь по-другому… позволь мне кое-что проверить, - женщина сняла очки Фрэнки.

- Н-нет! – он перехватил ее руку. – Я… я д-должен носить их все в-время! Врач-окулист так с-сказал!

- Я знаю, я сняла их на несколько секунд, - Грейс взяла в ладони лицо мальчика и заглянула ему в глаза. На ее губах расплылась широкая улыбка, когда она кивнула. – Да, так и есть. Ты полностью, безнадежно влюблен. Это именно то, что так тебя изменило!

- Т-ты увидела это в м-моих глазах? – Фрэнки удивленно приподнял брови.

- Ну, я конечно уже знала об этом и раньше, поняла это по твоему голосу… но в твоих глазах очень хорошо видно, как сильно ты любишь. Они - самое большое доказательство.

- В-вау!

- А вы действительно цыганка? – поинтересовался Боб. Я мало знал о личной жизни Грейс, поэтому побоялся, что она могла понять его слова неправильно. Хотя в ее внешности и на самом деле было что-то цыганское.

- Ох, нет… но моя бабушка была цыганкой, - рассмеялась она. – Но во всяком случае, я догадалась не из-за своих наследных качеств. Просто у женщин хорошо развито шестое чувство.

- Да, вы правы, - пробормотал Боб.

- Тебе нужно преподать пару уроков о женщинах, Бобби, - объявила Алисия.

- Эл, оставь его в покое, тебе мало того, что ты мучаешь меня? – отругал ее мой брат.

- Я не мучаю тебя, глупенький, я просто ставлю тебя на место! Ты должен быть… дисциплинирован, сколько раз мне тебе это говорить?

- Пожалуйста, не ругайтесь хотя бы перед нашими гостями, – вмешалась мама.

- Скажи это Алисии.

- Майки… прекрати, - продолжила Донна.

- Ладно-ладно! Женщины… не существуют в мире таких уроков, которые бы помогли понять их. А кто бы был учителем? Женщина? Это бы все равно не сработало, я вам говорю.

- М-майки немного ворчливый, н-но иногда он может быть х-хорошим, - объяснил Фрэнки Грейс. – Он д-думает, что я очень н-надоедливый.

- Ну, иногда ты можешь быть и таким, - женщина подмигнула мне. Фрэнки поражено ахнул, а выражение его лица мгновенно изменилось.

- Н-нет, неправда! Ты б-больше меня не л-любишь, Грейс? У тебя есть м-много других детей, к-которых… которых ты т-теперь любишь сильнее! – недовольно пробурчал он, слезая с ее коленей.

- Фрэнки… я пошутила, милый! – Грейс обхватила мальчика за талию и снова притянула к себе. – Конечно мне приходится заботиться о многих детишках, и я люблю их всех. Но никто и никогда не станет для меня таким же дорогим, как ты. Ты мой любимчик, навсегда… но это наша тайна.

- Обещаешь? – Фрэнки оттопырил мизинец, и Грейс повторила его жест, сплетая их пальцы.

- Обещаю, - поклялась она, смотря в моментально озарившиеся светом глаза мальчика.

Между ними, казалось, была особенная личная связь, построенная на необходимости, сострадании и благодарности. Один из них молчаливо умолял о защите, другой предложил бескорыстную любовь. То, что связывало их, в какой-то степени могло стать поводом для зависти Энтони, который постепенно укреплял их связь с Фрэнком – кровные узы, с каждым днем становились все более заметнее и чувственнее, но все еще нуждались в проверке временем. В случае с Фрэнком, присутствие рядом дорогого человека было важнее, чем кровное родство. Энтони не был виноват в том, что отсутствовал в жизни сына, и мальчик это понимал, к счастью, у них впереди были годы, чтобы восстановить надлежащие отношения. Однако одного взгляда на Энтони было достаточно, чтобы заметить, что он ни в коем случае не завидовал связи Фрэнки и Грейс. Он был лишь благодарным ей так же, как и я, за то, что она появилась в жизни Фрэнка.

- Г-грейс! Мне нужно очень м-много тебе р-рассказать! – внезапно воскликнул мальчик.

- О, но мы так часто разговариваем по телефону, и ты уже рассказал мне практически все, так что я думаю, что сейчас ты должен продолжить веселиться на вечеринке по поводу твоего дня рождения. Я не хочу красть тебя у других! – Грейс ласково погладила его по щеке.

Дата добавления: 2015-11-04; просмотров: 4 | Нарушение авторских прав


6536978245328452.html
6537070403612052.html
    PR.RU™