Становление социальных и гуманитарных наук.

Первоначально философия выступала как интегральная форма научного знания, поэтому знания об обществе, культуре, истории и человеке носили до конца XVIII в. синкретический характер.

Окончательное становление социальных и гуманитарных наук в качестве самостоятельных дисциплин происходит в эпоху индустриализма, во второй половине XIX века.

Специфика социально-гуманитарных наук определяется несколькими факторами:

А) Спецификой законов, которые изучают социально-гуманитарные науки. Во-первых, им присущ парадоксальный характер. С одной стороны, они, так же как законы естествознания, носят объективный характер, то есть появляются на исторической сцене, функционируют на ней и сходят с нее независимо от воли и сознания людей, будучи причинно обусловленными соответствующими объективными обстоятельствами. С другой стороны, они (в отличие от законов природы) реализуются только через деятельность людей: там, где людей нет, или они сидят «сложа руки», или действуют малоинтенсивно и некомпетентно, законы общественного развития не реализуются. С этим связана вторая особенность интересующих нас законов — они выступают как законы-тенденции, носят вероятностный (статистический) характер.

Б) Спецификой социально-гуманитарного мышления, которое, в отличие от мышления естествоиспытателя, носит диалоговый характер, всегда подразумевая дискурс со своими предшественниками и современниками. Это отличие отнюдь не отменяет тесной связи социально-гуманитарного знания с практикой, в особенности сегодня, когда исчезает традиционная, идущая от греков, противоположность между эпистемой (производством знания) и доксой (его применением). Анализируя историю социально-гуманитарных наук, следует иметь в виду тот постоянный ток, который шел и идет к этому комплексу знания от естественных наук. Так, в XVI— XVII вв., когда познавательным идеалом научности выступает механика как дедуктивно построенная математическая система, обществоведение строится по этому образцу («Этика, доказанная в геометрическом порядке» Спинозы, «Человек-машина» Ла-метри). С выдвижением на передний план в качестве перспективных наук квантовой механики и теории относительности образцом для обществоведения становится физика. Примером подражания может служить работа Я. Морено «Социометрия», автор которой попытался вслед за физиками, вторгшимися в природный атом, обнаружить и описать «социальный атом». Позднее в качестве образца начинает выступать биология, и социальные системы рассматриваются как органические (таков подход к цивилизациям А. Тойнби, к культурным суперсистемам П. Сорокина). Сегодня ощутимое воздействие на обществоведов оказывает синергетика, однако, как и во всех предыдущих случаях, необходим взвешенный подход к ее экстраполяции на социальные реалии.



И еще одна важная проблема входит в содержание первого вопроса: почему социально-гуманитарная наука (как и наука вообще) зародилась именно на Западе. Проблема эта не имеет однозначного и окончательного решения, но в качестве существенного фактора стоит отметить социокультурный фон, сложившийся в культуре античного полиса с его ценностями публичной дискуссии, требовавшими развития теории и практики доказательства и логического обоснования.

В завершение ответа следует остановиться на соотношении научного и вненаучного знания об обществе. Во-первых, необходимо вскрыть причины возрастающего интереса к вненаучному знанию, а во-вторых, подчеркнуть, что при оценке вненаучного знания необходимо избегать крайностей: одинаково вредно как нигилистическое отношение к вненаучному знанию, так и преувеличение его значимости.

О критериях рассматриваемого разделения существует несколько точек зрения:

1. Разделение наук по предмету, о чем речь уже шла выше.

2. Разделение наук по методу: в социальных науках используется метод объяснения, тогда как в гуманитарных — базовой методологической процедурой выступает понимание (сразу же заметим, что такое разделение грешит противопоставлением понимания объяснению).

3. Разделение наук одновременно по предмету и методу, исходя из предположения, что специфика объекта требует использования определенных методов.

4. Разделение наук в соответствии с исследовательскими программами.

Рекомендуемый читателю учебник считает последнюю точку зрения «наиболее современным и перспективным способом разделения социальных и гуманитарных наук». Но предлагаемый авторами критерий разделения опять-таки грешит резким противопоставлением, ибо исходит из того, что для социальных наук базовой является модель объяснения, а для гуманитарных — «понимающая» методология. Фактически воспроизводится концепция У. Дильтея, заявлявшего: «Природу мы объясняем, а живую душу человека должны понять». Но ведь есть и более гибкие и диалектичные взгляды на соотношение объяснения и понимания — П. Рикера («Понимание предполагает объяснение в той мере, в какой объяснение развивает понимание. Это двойное соотношение может быть кратко выражено девизом: больше объяснять, чтобы лучше понимать»); М. Вебера с его «объясняющим пониманием».



В свою очередь, социальные науки подразделяются на науки об обществе в целом (теоретическая социология, социальная философия и т. д.) и науки об отдельных сферах общественной жизни (политическая экономия, политология, демография, культурология и т. д.).

Оформление каждой из социальных и гуманитарных наук в качестве относительно самостоятельных дисциплин отнюдь не препятствует их эффективному междисциплинарному взаимодействию. Таково, например, взаимодействие истории с политической экономией, социальной психологией, политологией; юриспруденции с индивидуальной и социальной психологией. При ответе на экзамене следует показать это взаимодействие на конкретных примерах, связанных с избранной Вами отраслью знания. Также будет приветствоваться иллюстрация взаимодействия социально-гуманитарных наук с другими формами общественного сознания (истории и искусства, правовых наук и этики, философии и искусства и т. д.).



6365197556536121.html
6365235417973333.html
    PR.RU™