Проблема метода в исторической психологии

Предыдущая124125126127128129130131132133134135136137138139Следующая

Вопрос о методе и методике исследования остается одним из ключевых и одновре­менно наименее разработанных в исторической психологии. Как уже отмечалось, ис­торическая психология развивается на стыке двух наук, одна из которых базируется на естественнонаучной методологии, а другая — на принципах гуманитарного знания. Поэтому при построении метода историко-психологического исследования необхо­димо иметь в виду и учитывать указанную двойственность.

Проблема метода в исторической психологии имеет принципиальное значение и играет важную роль как в формировании исторической психологии как научной дис­циплины, обеспечении ее соответствия требованиям и критериям научности (стро­гость, точность, объективность и доказательность), так и в разграничении историко-психологического исследования и смежных с ней областей научного познания. Имея общий с культурологией, историей, этнологией объект исследования — культурные памятники и исторические источники, являющиеся продуктом деятельности челове­ка и воплотившие в себе его психологические свойства и характеристики, — истори­ческая психология в то же время отличается от них своим предметом, имеет собствен­ную нишу, свои особые интересы. Ее отличие, по словам В. А. Шкуратова, состоит в использовании специфических инструментальных и теоретико-языковых средств описания психической жизни людей в прошлом, а также проявляется в предметно-эпистемологическом плане. Нам представляется, что наиболее важный критерий раз­граничения сферы исторической психологии с другими науками, обращающимися к исследованию историко-культурных феноменов, — используемый ею метод психоло­го-исторической реконструкции, ориентированный на изучение психики на матери­але прошлого.

Важность рассмотрения проблемы метода определяется также тем, что наблюда­ется существенный разрыв между общими принципами и критериями научности исследования, выдвигаемыми в теории, и конкретными методическими средствами, используемыми отдельными исследователями. Яркое подтверждение тому — пара­доксальная ситуация, сложившаяся в последние годы в отечественной исторической психологии, где на фоне появления серьезных обобщающих теоретических трудов и учебных пособий по-прежнему остаются не разработанными проблемы метода, все еще недостаточным является эмпирический базис. При проведении конкретных ис­следований ученые применяют старые методы интерпретации и понимания, тради­ционно используемые в разных дисциплинах историко-культурологического цикла и уходящие своими корнями в философию гуманитарного знания. Суть их составля­ет искусство истолкования, интерпретации текстов, «погружение» и «вживание» в источники. Но при обращении к научным критериям обнаруживается, что указанные методы относятся скорее к искусству, целиком зависящему от интуиции автора, а не к науке, нацеленной на получение точных объективных результатов.



Характерно, что и историки, оставаясь в целом в русле традиций интуитивного познания, также осознали потребность в преобразовании своего метода с целью по­вышения достоверности получаемых на его основе научных данных. Подобные тен­денции четко проявляются в работах Й. Хёйзинги (1988), Л. Февра(1989), А. Я. Гуревича (1981) и др. То есть происходит встречное движение, сближение позиций историков и психологов в разработке подходов к изучению человека минувших эпох.

Осознание необходимости синтеза общетеоретических представлений и исследо­вательских процедур, важности адекватных способов решения психолого-историче­ских вопросов побудило нас к разработке методических средств. В этом плане в каче­стве наиболее перспективного нами был выделен введенный в научный арсенал в последние годы, но все еще не получивший должного развития и теоретического ос­мысления метод психолого-исторической реконструкции. Мы поставили задачу операционализации исследовательской процедуры психолого-исторической реконструк­ции и установления тем самым необходимых связей между общетеоретическими положениями, касающимися воссоздания прошлого, и эмпирическими разработками.

Указанная задача решалась коллективом сотрудников лаборатории истории пси­хологии и исторической психологии Института психологии РАН.

Первым шагом стала разработка В. А. Кольцовой и Л. В. Спицыной общей схемы процедуры психолого-исторической реконструкции. Рассматривая данный метод как реальную возможность получения объективных знаний о психике людей минувших эпох, авторы попытались раскрыть и описать его с точки зрения анализа основных этапов, «которые проходит на своем пути психолог, восстанавливающий интересую­щие его психологические реалии конкретной эпохи» (Спицына Л. В., 1994. С. 14). Со­ответственно, в качестве первого этапа выступает формулировка психологической проблемы, которая выдвигается исследователем исходя из нерешенных актуальных вопросов, продиктованных практикой сегодняшнего дня. На втором этапе осуществ­ляется подбор и обоснование наиболее операционализируемой и отвечающей зада­чам и предмету исследования теоретической модели, опирающейся на соответствую­щие идеи и положения современной психологической науки. Теоретическая модель служит концептуальной рамкой, наложение которой на содержащийся в источниках материал позволяет вычленить соответствующую задачам исследования информа­цию, провести ее содержательный анализ и интерпретацию. Третий этап психолого-исторической реконструкции включает выделение и обоснование круга источников в соответствии с поставленной проблемой и заданной теоретической моделью. И на­конец, четвертый этап представляет собой анализ и реконструкцию отобранных ис­точников. Выдвижение и подробное описание этих этапов, на наш взгляд, было важным шагом в конкретной разработке процедуры психолого-исторической реконструкции. Указанный вариант восстановительной процедуры был апробирован в работе Л. В. Спицыной, выполненной в лаборатории и посвященной психолого-историчес­кой реконструкции особенностей общения людей в 1920-е гг. в России.

Дальнейшие собственные разработки в области исторической психологии, а так­же осмысление опыта других исследователей привели к выводу о невозможности ис­пользования строго фиксированной процедуры психолого-исторической реконструк­ции при решении различных задач. Обнаружилась необходимость модификации этой процедуры в зависимости, во-первых, от характера научной проблемы, рассматрива­емой в исследовании, во-вторых, от специфики изучаемого периода. Хотя выделен­ные нами основные блоки реконструкционного процесса являются, безусловно, универсальными.


6360763491861912.html
6360829296674296.html
    PR.RU™